КРАТКОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ
ЦЕРКОВНОГО БОГОСЛУЖЕНИЯ

Богоотец, царь и пророк Давыд дает нам наставление: «Пойте Богу нашему, пойте, пойте Цареви нашему, пойте, яко Царь всей земли Бог, пойте разумно» (Псалом 46, 6—7). Пятикратным изречением слова «пойте» пророк Давыд достаточно убеждает нас, что нам подобает приносить неотступно Господу Богу пение церковной молитвы. Петь же ее нужно и в надлежащем установленном порядке, и разумно, то есть вникая в содержание молитв и их значение.

Разумное пение вселяет в нас не только желание служить Богу, но и возвышает до созерцания дел Его и вызывает трепет перед Его величием. Любовь к Богу и страх перед Ним приводят к совершенствованию всего бытия нашего.

Дневной круг церковной молитвы начинается с вечера. Вечер — конец дня, который указывает нам на окончание дел Божиих в сотворении мира и человека. Сотворенный Богом к концу шестого дня человек, как бы венчает собой дела Божий по созданию мира. И от начала бытия своего, то есть с вечера, начинает он славить и благодарить Бога, Творца и Создателя Своего. Поэтому, видимо, и пророк начало дням миротворения Божия исчисляет не с утра, а с вечера, как сказано: «И бысть вечер, и бысть утро день един» (Книга Бытия. 1, 5), то есть, были вечер и утро — день един.

Утро первого дня создания мира и все, что было до него, уходит в безначальность Божию, которая непостижима разумом человеческим. Поэтому, как писателю священной истории, так и установителям нашей церковной службы представилось более разумным начало положить не с утра, то есть не со времени непостижимости Божией, а с вечера — с момента завершения дел Его, более доступных к уразумению. По этой причине и включен в начало вечерний псалом 103-й, прославляющий Бога за создание мира.

Пение его напоминает нам блаженное состояние первых прародителей наших. Они в избытке радости прославляли Творца Своего, взирая на сотворенный Им мир. Каждение же алтаря до начала пения напоминает нам, как прежде всего Дух Божий носился над бездною неоформленного еще вещества. Раскрытые царские врата означают невинное состояние прародителей наших в раю, а закрытие царских врат — их падение. Тихое чтение перед царскими дверьми светильничных молитв означает, что после падения, но еще прежде изгнания из рая, Адаму был обещан Ходатай и Искупитель человека — Христос Сын Божий, как сказано: «Той твою (змиеву) сотрыет главу» (Быт. глава 3). И священник, символически изображая этого ходатая, выходит перед царские двери и, стоя перед ними, как перед затворенным раем, приносит Богу молитву о всех людях. В этих молитвах служитель Божий молит Господа, чтобы Он, щедрый, не яростию Своею обличил нас и не гневом наказал нас, но сотворил бы с нами по милости Своей. Светильничными эти молитвы называются потому, что читаются вечером при свете светильника, и это означает, что прародители наши по изгнании из рая остались как бы во тьме всяких страданий только при одном светильнике надежды на обещанного им Спасителя. При этом мы благодарим Бога и за обычный чувственный свет от огня, который освещает нам ночной мрак.

ЗНАЧЕНИЕ НЕКОТОРЫХ МОЛИТВ

«Блажен муж с аллилуйями» (читается на вечерне) — сожаление Адама о потерянном рае и надежда на Избавителя Христа, Который явится в полном смысле Венцом христианского блаженства. Все эти три псалма явно прославляют Христа Господа, Который должен прийти на землю и пострадать за весь мир. Поэтому и присовокупляется к ним припев «аллилуйя», означающий хвалу Господу, сошедшему на землю. При этом как бы из уст Адама здесь предлагается и поучение потомству о всецелом послушании воле Божией.

Псалмы «Господи, возвах к Тебе...» (сказываются после «Блажен муж...»). После того как стоящие в храме видели своими глазами в священнике, читавшем пред царскими вратами светильничные молитвы, предызображенного миру Ходатая, Христа Сына Божия, то и сами они начинают взывать ко Господу и, подражая Адаму, каявшемуся и молившемуся после падения своего, произносят псалмы: «Господи, возвах к Тебе...», «Гласом моим ко Господу возвах...» и «Из глубины возвах к Тебе...». В этих псалмах проображаются те моления и воззвания, которые Адам в бедственном своем состоянии некогда возносил из глубины души своей. Каждение же священником в это время алтаря и всей церкви означает, во-первых, что молитва наша после падение человека не может восходить на небо без Ходатая, Христа Сына Божия, заступлением Которого она ныне же направляется к Господу Богу; во-вторых, кадилом чествуются все священные предметы в храме. Благовоние — прообраз благодати Святого Духа, и мы просим, чтобы она была ниспослана нам.

На пение «Господи, воззвах» храм более освещается, и зажжение многих свечей означает, что при устройстве ветхозаветной церкви открылось много более ясных прообразов и светлых познаний о будущем Искупителе мира и что мы, наконец встретив Его в Лице Христа Сына Божия, в пламенной благодарности за Его великую милость, должны все более и более просвещаться Его учением. Перед стихерами новой благодати поются стихи ветхого завета. Это означает, что древние пророчества предварили, как утренняя звезда солнце, тайны нового завета и что ветхий закон согласуется с новым по слову Христову: «Не приидох разорити закон, но исполнити» (Матф. 5, 17).

Стихеры поются в честь праздника Воскресения на 10 стихов, ибо число это совершенно. А в праздники святых — на восемь ради восьмого нескончаемого дня, в который люди Божий всегда будут со Христом, с Которым они теперь соединены душами. В простые дни — на шесть, чтобы показать, что святые пребывают ныне вне сферы разумения и ощущения пяти чувств человека, а воспринимают все как бы некоторым шестым чувством, ибо место пребывания их, по словам апостола, глаз не видит, ухо не слышит и сердце человека не чувствует. Здесь-то они воспринимают все некиим шестым чувством.

На бдении к стиху «Яко утвердися милость Его на нас» оба лика сходятся на середине, изображая этим, что Христос по Своей милости пострадал за нас, Крестом Своим утвердил державу Свою и, победив врага, умертвившего нас грехом, соединил нас в Себе Самом. Потом, не расходясь, лики поют «Слава и ныне», славословя нераздельную Троицу и исповедуя воплощение Единого, из Нее происшедшего Сына Божия и Богоматерь —отроковицу, Ее непрестанное ходатайство о нас, что ясно выражается в стихерах, называемых «догматик», всех восьми гласов.

Но эта стихера — Богородичен догматик — в службе на Господские праздники, кроме Воскресных, не включается, подобно тому, как исключаются и три псалма первой кафизмы, о чем сказано выше, так как таинство рождества и воплощения Христа, заключающиеся в Богородичных стихерах, в праздники Господни довольно подробно объясняются не только в стихерах и канонах, но и во всех частях службы.

Сугубая Аллилуйя. Слово «сугубый» обозначает усиленность мольбы, особое прилежание, двойственность и повторение. В этой ектении молитва возносится к Богу прежде за себя, а потом и за других, чем она и усугубляется. Молитвенное от всех воззвание «Господи помилуй», произносимое трижды и более раз, усугубляется, так как за это время иерей неоднократно прочитывает молитву прилежного моления. Затем читается умилительная песнь: «Сподоби, Господи, в вечер сей без греха сохранитися нам». В ней выражается прошение о том, чтобы научил нас Бог оправданиям Своим, то есть дал бы нам разум соблюсти Его святые заповеди. Вечерний свет, естественно, возбуждает нашу мысль к тому, чтобы представлять вечером всю настоящую нашу жизнь в отношении к будущей, когда настанет день невечерний и более ясно воссияет свет славы Божией в райских обителях для святых и праведных.

Экса-псалмы. Слово «экса» — греческое и означает шесть. Экса-псалмы — избранное шестопсалмие, в которых изображаются бедствия падшего человека, раскаяние его в своих грехах и непоколебимая надежда на Избавителя. Они начинаются стихом, славословящим рождение Христа Спасителя Нашего, и это означает, что по прошествии ветхозаветных времен настал закон новой благодати.

Экса-псалмы — псалмы покаяния, читают их в начале утреннего молитвословия в знак того, что ветхий завет был как бы вечер, а новый — утро. Поэтому и заканчивается вечернее молитвословие молитвою ветхозаветного праведника Симеона Богоприимца. А утреннее — начинается славословием ангелов, воспевающих Нашего Спасителя при рождении. Изображая ангела, явившегося вифлеемским пастырям, чтец становится среди храма и к началу экса-псалмов возглашает его славословие: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение». Трижды возглашает он это в честь Святой Троицы, а повторением «Господи, устне мои отверзеши» и началом псалма «Господи, чтося умножиша стужающии ми» второй раз славится Бог в Троице и за миросоздание, и за обретение человеком жизни вечной. Покаянные псалмы читаются здесь потому, что Господь наш Исус Христос прежде проповедал нам евангелие покаяния, а потом уже и искупил нас от смерти Своею смертию. Поэтому, изображая явление Спасителя Нашего в мире, нам более всего следует выражать перед Ним всю свою немощь, раскаиваться в своих грехах и благодарить Его за великую милость спасения нашего. По уставу освещенность церкви на экса-псалмы сокращается для того, чтобы, не видя предметы чрезмерно ясно пред собою, молящиеся более внимательно и со страхом слушали покаянные псалмы и чтобы в темноте удобнее было всякому вздохнуть и прослезиться. Поэтому не только входить в церковь или выходить из нее во время чтения экса-псалмов не позволяется, но надо стараться, чтобы малейшим движением или звуком не нарушить покаянное настроение души своих братьев. Вследствие этого и «Аллилуйя» в стихословии, читаемой в середине экса-псалмов, бывает без поклонов.

«Бог Господь и явися нам, Благословен Грядыи во имя Господне». Это пение показывает оба явления Господа Нашего Исуса Христа: первое, бывшее с Его евангельскою проповедью перед народом, и второе — Его второе пришествие на землю со славою судить живых и мертвых, или праведных и грешных, и воздать каждому по делам его. По этой причине на пение «Бог Господь...» прибавляют и освещение в храме, в знак света евангельской проповеди.

Кафизмы. Кафизма — слово греческое и означает «сидение». Очевидно, на чтении паремий богомольцы, особенно немощные, присаживались. Но канонист Вальсамон в 17 правиле Лаодикийскаго собора объясняет, что сидение дозволялось не во время чтения вообще кафизмы, а только при чтениях поучительных. Этот обычай в церкви соблюдается и в настоящее время, ибо в воскресные дни и великие праздники читается или толковое Евангелие, или другие поучения, соответствующие торжеству праздника.

Псалмы содержат много молитвенных воззваний к Богу и их чтение как нельзя больше соответствует нашему настроению в это время. Сама псалтырь — вместе с тем, это пророческая книга о Христе. В ней предсказывается, что Он родится плотию от семени Давыдова на спасение наше и что Он, уверовавшим в Него и исполняющим Его заповеди, подаст жизнь вечную и Царство Небесное; далее, что строптивые возненавидят и убьют Его, но что Он воскреснет, и вознесется на небеса, и ниспошлет верующим в Него благодать Святаго Духа, и что евангельская проповедь Его, несмотря на препятствия, чинимые врагами, распространится по всей земле, и что Он вторично придет на землю судить по правде всех людей и воздать всякому по делам его. А потому и следует читать молитву с такими пророчествами именно тогда, когда изображено явление Христа Господа, как бывшее, так и предстоящее, в совершенное исполнение этой проповеди самим делом.

ЗНАЧЕНИЕ БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ

Служба Божественной Литургии — это молитва молитв, как и великий праздник Христова Воскресения есть праздник праздников. Ее служат для совершения великого таинства — пресуществления вина и хлеба в Пречистое Тело и Честную Кровь Господа Нашего Исуса Христа по Его святой заповеди: «Сие творите в Мое воспоминание» (Лук. зач. 108). Совершать пречистые таинства Тела и Крови Христовой и тем самым воспоминая Христовы страдания мы, верующие, должны обязательно, чтобы не нарушилось для нас данное обещание Христово: «Се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века» (Матф. зач. 116). Христос, сущий в двух естествах, Божественном и человеческом, будет пребывать с учениками Своими не только невидимо, как Божество, но и видимо, как человек, в Своих пречистых таинствах Пречистого Тела и Честной Крови Своей до второго пришествия Его. И та служба церковная, в которой Христос Своей Плотию и Кровию среди нас является, очевидно, должна быть намного выше и предпочтительнее пред другими церковными службами. И чем больше мы хотим приблизиться к Христу Спасителю Нашему, тем усерднее и чаще, насколько для нас это возможно, должны мы совершать службу Божественной Литургии и вести такой образ жизни, чтобы всегда быть достойными самого Причастия святых таинств, что и является непосредственным общением с Христом, который сказал: «Ядыи Мою плоть и пияи Мою кровь во Мне пребывает, и Аз в нем, и таковый имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день» (Иоанна зач. 24 и 23).

СМЫСЛ, СОДЕРЖАЩИЙСЯ В ПОРЯДКЕ БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ

В этой Божественной службе изображается весь подвиг Исуса Христа во имя нашего спасения, с рождения Его от Девы Матери и до самого Его вознесения на небо. Служба начинается проскомидиею, которая так называется потому, что на ней приносится хлеб, вино и вода для совершения великого таинства. Хлебы, специально изготовляемые для литургии, называются просфорами, что также означает принесение. Они пекутся двусоставные, символизируя два естества Исуса Христа, и на них печатается восьми-конечный крест с надписью вокруг: «Се агнец Божий, вземляи грехи всего мира». Это означает, что крестною смертию Он отпустил грехи всему миру. И хотя для таинства претворения хлеба в Тело Христово требуется одна просфора, их, однако, по уставу древлеправославной церкви до времен патриарха Никона приносилось семь. И, кроме того, приносились просфоры для частных поминовений живых и усопших, сколько сочтет нужным иерей. Число же семь - число священное, поэтому настоящая жизнь от начала мира и до конца его исчисляется и будет исчисляться седмицами. Из числа семи дней Бог уделил Себе на покой один день. Из семи положенных по уставу хлебов один следует уделить для изображения Божия Агньца, вземлющего грехи всего мира, который дал вечный покой всем верующим в Него. Даже и Сам Христос чудодейственно насытил семью хлебами четыре тысячи жаждущих. В приносе просфоры, обозначающей Агньца, на проскомидии изображается рождение Христа Спасителя нашего, что явствует из стиха, говорящего о появлении яркой звезды над Агньцем: «Пришед звезда, ста верху идеже бе Отроча». Другие же изречения, возглашаемые во время взятия хлеба и положения его на дискос, хотя и относится к крестному страданию, однако не претворяют этого хлеба в самое тело Христово, а только подготавливают Его к этому. Но Христос именно для того и родился от Девы Марии, чтобы через распятие плоти Своей спасти от смерти род человеческий. Ангелы еще при рождении Его пели: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение». Мир же между Богом и человеком, по свидетельству апостола Павла, Христос сотворил Крестом Своим. И волхвы принесли дары Христу при Его рождении: злато, и ливан, и смирну. Злато — как царю, ливан — как Богу, а смирну — как «быть умерщвленному». Это показывает, что Христос от самого рождения Своего был уготован на излияние крови Его на кресте ради нашего примирения с Богом. Именно поэтому во время приготовления агньца к великой жертве читаются стихи, напоминающие Его крестное страдание, хотя проскомидия изображает рождение Христово, как об этом говорят стихи, читаемые в ее заключение: «Пришед звезда, ста верху, идеже бе Отроча...» и «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение».

И как рождение Христа Спасителя было только приуготовлением плоти для крестного страдания Его, так и проскомидия только приуготовление непорочного Агньца Божия, вземлющего грехи всего мира, к великой жертве. Поэтому проскомидия, как подготовительная часть литургии, заканчивается своим отпустом, и сразу же, вслед за ней, начинается самая литургия с возгласа: «Благословено царство...», а дальше идет великая ектения.

Вначале литургии в великие праздники поют три антифона, разделяемые ектениями, а в воскресные и другие дни им соответствуют псалмы 112 и 145, а также стихи «блаженны» со стихерами при них. В этих трех антифонах приносится благодарственная молитва Господу Богу, уже рожденному, как это было изображено в проскомидии. Священник же в первом антифоне молится за святой храм, в котором Бог допустил его совершать эту службу. Во втором — молится о людях, собравшихся на молитву, особенно о любящих благообразие святого храма и способствующих его устроению. В третьем — молится об исполнении частных прошений, то есть о тех, кто что-либо желает получить от Бога.

Выход с Евангелием и последующие действия по входе с ним в алтарь, прочтение его и следующие за этим три ектений, из которых одна сугубая, вторая заупокойная, третья об оглашенных, изображают собой евангельскую проповедь Исуса Христа, с которою Он ходил по земле от Своего крещения до распятия. При этом молимся Ему и о себе, и о ближних, как живых, так и умерших, и за оглашенных. Оглашенными называются те, кто, намереваясь принять христианскую веру, ходили смотреть на христианское богослужение и слушать священное писание, но пока еще не принимали святое крещение. Ныне у нас, за исключением редких случаев, не имеется оглашенных. В первые же века христианства, а также во времена Василия Великого и Иоанна Златоустого — наших великих литургистов — вероятно, во всякой церкви их было значительное число.

После молитвы об оглашенных и отослании их из храма следует две ектении с молитвами об оставшихся в храме верных, чтобы они были удостоены присутствовать при принесении Богу великой жертвы и чтобы они получили преуспеяние в вере и духовной жизни. Последняя из этих ектений оканчивается возгласом: «Яко да под державою Твоею всегда храними». Лик поет херувимскую песнь, в которой изображен торжественный вход Исуса Христа во Иерусалим на добровольные страдания, когда и от уст грудных младенцев вознеслась Ему, Победителю смерти, великая хвала. В это время священник, прочитав молитву, в которой он сознает себя недостойным совершить возложенное на него великое действие, но уповая на благодать священства, приступает к свершению великого таинства. Покадив алтарь и возложенное на жертвеннике, принимает дискос и потир и выходит северными дверями в церковь; после трехкратного возглашения к предстоящим, чтобы вспомнил о них Господь Бог во царствии Своем, священник через царские двери входит в алтарь и ставит дары на святой престол. А лик доканчивает прерванную им для переноса святых даров херувимскую песнь, начиная: «Яко Царя всех подъемлюще».

Священник же, затворив царские двери, снимает покровцы с дискоса и потира и, накрывая их воздухом, читает: «Благообразный Иосиф снем с креста Пречистое Тело Твое и плащаницею чистою обвив со благоуханьми во гробе нове закрыв положи». Эти действия показывают, что заклание Агньца Божия, вземлющего грехи мира., предызображенного ранее в проскомидии, и перенос Его на святой престол, как на крест, теперь уже свершилось, то есть отныне мы можем с полным правом таинственно вспоминать распятие Христово и положение Его Тела во гроб. Христос принес Себя в жертву за оставление грехов наших, поэтому и мы молимся Христу, чтобы Он предложенные святые дары принял в Свой мысленный святой жертвенник и даровал нам всяческую благодать, необходимую как для жизни настоящей, так и для душевного спасения, как об этом сказано в просительной ектений. Поэтому священник, надеясь, что благодаря предложенной великой жертве он будет лишен просимой у Бога милости, проповедует: «Мир всем!» Хранителем этого дара Божия он считает любовь, почему и возглашает сразу: «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы!» А что мы действительно исповедуем, это — сами верующие или выступающий от их имени лик певцов, дополняют словами: «Отца, и Сына, и Святого Духа, Святую Троицу единосущную и нераздельну». Вслед за этим читают символ православной веры: «Верую во Единого Бога Отца Вседержителя...» А священник произносит молитву: «Возлюблю Тя, Господи, крепосте моя...», — изъявляя особую любовь свою к Господу и целует святые дары, покрытые воздухом, в звезду дискоса и край потира. Также он просит Бога, чтобы и в нас была любовь всегда неизменна. Если с ним службу совершают другие священники и младшие чины, то и им дает целование, говоря каждому: «Христос посреди нас», а они отвечают «есть и будет»; а потом они с теми же словами целуют друг друга. Некоторые свидетельствуют, что в глубокой древности в это время целовались и все верующие между собой.

После такого утверждения мира между священнослужителями священник, приступая к совершению самого великого таинства, приглашает прихожан стать «добре», то есть спокойно, чтобы со страхом, во смирении духа святое возношение приносить. Люди дополняют пением, что должно приносить «милость, мир, жертву и пение», как все это и будет воплощено в совершаемых святых таинствах. Священник, призвав благодать любви от Святой Троицы на всех верующих, приглашает их обратить свои сердца и разум к созерцанию великих дел Божиих во имя нашего спасения и возглашает «Горе имеем сердца, то есть «Ввысь (к небу) устремим сердца». Певцы отвечают: «Имамы (т.е. имеем обращенными) ко Господу». Священник возглашает: «Благодарим Господа». Лик певцов поет: «Достойно и праведно». Священник втай продолжает молитву: «Достойно и праведно Тебе пети, Тебе благословити, Тя хвалити, Тя благодарити, Тебе кланятися...»

Священник возглашает: «Победную песнь поюще и вопиюще, взывающе и глаголюще». Эти четыре глагола указывают на то, как святые ангелы поют на небе радостную песнь о спасении Христом рода человеческого. Певцы теперь излагают самое содержание ангельской песни: «Свят, свят, свят Господь Саваоф, исполнь небо и землю славы Твоея» и присовокупляют песнь еврейских отроков, приветствовавших Спасителя при Его входе в Иерусалим: «Осанна в вышних, благословен Грядыи во имя Господне». Так и мы радуемся, что сейчас пред очами нашими явится Сам Господь в Своей пречистой Плоти.

Священник произносит слова Самого Христа: «Приимите и ядите, Се есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов». И затем: «Пийте от Нея вси, Се есть Кровь Моя Нового Завета, яже за вы и за многи изливаемая во оставление грехов».

Священник возглашает: «Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся» и в тайных молитвах молится о том, чтобы хлеб и вино претворились в Пречистое Тело и Честную Кровь Христовы.

Наступает самый момент совершения таинства: хлеб и вино неизреченным образом претворяются в святые Животворящие Тайны - Тело и Кровь Христовы.

Пока священник тайно совершает молитвы, певцы поют: «Поем Тя, благословим Тя, благодарим Тя, Господи, молимтися, Боже наш». Это самый торжественный и священнейший момент литургии.

Вслед за этим мы после соответствующего призывания священника прославляем Пресвятую Богородицу и поем «Достойно есть яко воистину блажити Тя, Богородице...» Пресвятая Богородица называется в этом пении «честнейшей херувим и славнейшей воистину серафим».

После этого священник приветствует верующих милостию Великого Бога и Спаса нашего Исуса Христа, содержимою в совершенных святых таинствах Пречистого Тела и Честной Крови Его, очищающих грехи наша и дарующих жизнь вечную с верою им причащающимся.

В совершении же этого животворного таинства Пречистого Тела и Честной Крови Христа Бога нашего изображается Его воскресение. Мы же, увидев в этом таинстве воскресшего Христа и желая приобщиться Его вечной жизни, опять молимся, чтобы Он сподобил нас неосужденно причаститься святых таинств во очищение наших грехов. Вместе с этим испрашиваем у Бога просительной ектеньей милости и благодати в нашей настоящей жизни. Затем читаем молитву Господню: «Отче наш». После этого причащаются сначала священнослужители в алтаре, а потом все, кто готовился к принятию великого дара, вне алтаря, среди церкви.

Окончив причащение, священник спускает частицы с дискоса в потир для соединения их с Кровию Христовой и возглашает:

«Спаси, Боже, люди Своя и благослови достояние Твое...» Этим он просит Бога спасти и благословить тех, за кого принесены были частицы, соединенные с Телом и Кровию Его. Затем, покрыв потир покровцем, кадит его, говоря: «Вознесися на небеса, Боже...» Возложив на главу дискос с покровцами, читает про себя: «Благословен Бог наш» — и, взяв потир и обратившись к молящимся, возглашает: «Всегда, и ныне, и присно, и во веки веком». Этим изображается вознесение на небеса Господа нашего Исуса Христа и то, что Он всегда пребывает с нами, как и обещал: «Се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века». Отнеся Святые Дары от престола на жертвенник, священник благодарит Бога за причастие святых тайн особенною молитвою и ектеньей, затем обращается к людям: «С миром изыдем!» Возглас этот означает, что служба для совершения великого таинства окончилась и священник разрешает присутствующим свободно и мирно расходиться по своим местам. Но люди, бывшие в храме, умилившись великознаменательною Божественною службою, желают выйти из него не иначе как с именем Господним. И священник, как бы уступая их желанию, выходит на середину церкви и читает заамвонную молитву: «Благослови благословящия Тя Господи...» Люди, выслушав, что благословение Божие ниспосылается только благословящим Господа, трижды поют: «Буди имя Господне благословено от ныне и до века», — и читают псалом 33-й: «Благословлю Господа на всяко время...». В это время священник раздает людям дору, или оставшиеся от богослужения раздробленные просфоры, чем делает и их в какой-то степени причастниками великого дара, только что Богу принесенного.

В заключение от царских врат благословляет всех единым благословением, возглашая: «Благословение Господне на всех вас...» Лик же поет: «Достойно есть». Затем следует отпуст, после которого иерей ограждает благословящим крестом каждого. Люди же целуют крест. После исходных поклонов молящиеся расходятся.

ХОЖДЕНИЕ «ЗА ХРИСТОМ» И «НАВСТРЕЧУ ХРИСТУ»

Выход на литию к западным дверям или на паперть, выходят с крестным ходом из храма во время какого-либо великого празднества и обхождение храма совершается по солнцу.

Движение по солнцу при этих выходах было общепринятым обычаем русской православной церкви до времен патриарха Никона и, очевидно, не лишено глубокого таинственного смысла, так как под солнцем и востоком святая церковь иногда разумеет Господа, называя Его «истинным солнцем», «солнцем правды», «востоком востоков». Солнцу и востоку противопоставляется запад — царство тьмы, ад. Согласно этому, исхождение из центральной части церкви в западную ее часть или притвор знаменует сошествие Господа во ад, попрание ада и освобождение в нем содержимых. Также особый смысл имеет и крестный ход вокруг храма. Запад, север, восток, юг, иначе — вечер, полночь, утро, полдень — представляют естественное течение церковных суток, начинающихся вечером одного и кончающихся вечером другого дня. Те же сутки представляют подобие человеческой жизни. Таким образом, обхождение церкви с крестами по солнцу способно вызывать у христианина благочестивое представление о земной жизни Господа и Его хождении по земле в окружении сонма апостолов и учеников. Сумрак вечера представляют пророчества о Нем, полночь — таинственное Его рождение от Матери Девы и предвечно от Отца без матери. Утро - жизнь Его на земле; полдень — Его евангельская проповедь; вечер-страдание и смерть, затем полночь - у сошествие во ад, и утро — освобождение душ. Шествуя за крестным ходом под сенью хоругвей, размышляющий христианин: представляет себе хождение Господа и Его святых последователей по земле и себя, шествующим вместе с ними. Вспоминая победу Христа над смертию и адом, а верных учеников Его — над миром и его соблазнами, христианин сам проникается решимостью подражать им. Вспоминая сонм подвижников и мучеников, принявших почести и венцы небесные за верное последование Христу, сам во глубине своей души возгорается ревностию и дает обет подражать им вплоть до крайних лишений, страданий и смерти.

Выходы из алтаря с кадилом, евангелием и святыми дарами, а также каждение вокруг престола или другой какой вещи и обхождение престола в рукоположениях диакона, иерея и епископа бывают не по солнцу, а по каждению (Кадило священник держит в правой руке и начинаей каждение к Спасителю вправо от пристола). Ибо во время хиротонии священство идет на встречу ко Христу.

Такой обычай в церкви соблюдается от глубокой древности. Здесь скрыт совсем иной смысл, чем в литийных выходах из храма. Бог через пророка Малахию вещает: «От восток солнца и до запад Имя Мое прославися во языцех, и на всяком месте фимиам приносится Имени Моему и жертва чиста» (Малах. 1, 11). Но приношение фимиама и чистой жертвы как дара должны быть приносимы уже непосредственно к лицу Бога, Истинного Света, Солнца правды. Но предстать перед лицом солнца — значит идти навстречу ему. Выход с евангелием означает то же самое, потому что он заменяет выход с кадилом. Обхождение вокруг престола при рукоположении, означает, что рукополагаемый приводится предстоять пред лицом Бога и приносить Ему жертву умилостивления о себе и о людских согрешениях.

Хождение при крещении вокруг купели и при бракосочетании вокруг Евангелия содержит иной смысл: ибо в крещении человек обещается следовать Христу; а в бракосочетании показывается, что вступающие в брак в этом деле поступают согласно заповеди Божией и будут следовать за Христом в своей брачной жизни. Вот почему здесь не требуется шествия против солнца, а, напротив, следование ему.

О ПОКЛОНАХ

Поклоны бывают поясные и земные. При поясном поклоне голова наклоняется до уровня пояса. При земном поклоне колени и голову нужно наклонить до земли.

По совершении крестного знамения простертые ладони обеих рук кладутся на подручник обе рядом, а потом голову наклоняют до — земли, чтобы головой касаться рук на подручнике, а колени преклоняют до земли, не растопыривая их. Это и называется великим земным поклоном.

Совершая поклоны, всегда нужно думать, что мы ради любви к Богу и Его святым, совершаем им честь, славу и поклонение. Для соблюдения чистоты при совершении земных поклонов, кладутся под руки подручники (особые, коврики или что-либо), чтобы не касаться руками земли или пола.


CЕМЕЙСКИЕ - СТАРОВЕРЫ ЗАБАЙКАЛЬЯ